Альпиниада на Эльбрусе 1967 год

О, это была целая эпопея. В 1967 году исполнилось 50 лет Советской власти, а у нас, если помните, в такие юбилеи принято совершать какие-нибудь подвиги. И вот руководство республики решило ознаменовать это событие массовым восхождением на высочайшую гору Европы – Эльбрус. В принципе, неплохая идея, поскольку местные жители не занимались альпинизмом, и приобщить их к этому виду спорта было бы неплохо, с другой стороны, эта вершина отличается лёгким по технической сложности, но очень опасным маршрутом, к тому же требует серьёзной физической подготовки. Итак, не знаю уже как, но набрали власти около 2500 человек, в основном юношей и немного девушек, разместили их во всех лагерях Баксанского ущелья и начали готовить. С ними проводили занятия лагерные инструктора, сделали им пару выходов, не знаю куда, и подготовка была закончена. Я в этой смене был в а/л Эльбрус уже третьеразрядником, т.е. по сравнению с этой молодёжью опытным альпинистом. Дали нам сходить на Ирик-Чат и ещё куда-то (уже не помню), и началась эта эпопея. Всё поголовье альпинистов во всех лагерях Баксанского ущелья также определили как спасотряды. Я до того на большой высоте не был, но знал за собой особенность: я плохо переношу высоту, нужна длительная акклиматизация. И вот в назначенное время на машинах, автобусах нас начали свозить к подножию Эльбруса, и мы сразу же двинулись наверх. Двигались мы до Ледовой базы через 105 пикет. Мне почему-то запомнилось это название, хотя, может быть, я ошибаюсь и забыл за давностью лет. В общем, добрались мы до морены под ледником и установили палатки. Можете себе представить эту араву в 2500 человек на морене. Штормовок на всех не досталось, ботинки у большинства рабочие и чёрные куртки. Только инструктора и начальники щеголяли в красивых пуховках. Погода нас баловала, светило солнце, безветрие. На следующий день устроили акклиматизационный выход до Приюта Одиннадцати, затем всех построили, и на снежном склоне лыжники спускались со знамёнами. Затем часть участников построились, образуя надпись на снежном склоне: «50 лет СССР». Потом выступили ораторы, ну как же без них, и нас отпустили отдыхать. Ночь я спал плохо, а в два часа нас разбудили. Пока оделись, приготовили еду, начал брезжить рассвет. Долго строились в колонну по восемь: впереди знаменоносцы, транспаранты, и затем тронулись. Мы были в середине колонны. Вы попробуйте себе представить: колонна в 2500 человек в тесном строю топает на вершину - зрелище неописуемое. Постепенно знамёна и транспаранты исчезли, и началась достаточно трудная ишачка. Колонна растянулась, хорошо подготовленные шли бодро вперёд, и я топал вместе с ними. Но на траверсе скал Пастухова меня схватила (нет, не за горло, а за живот) горняшка. Меня стало тошнить, появилась слабость и я начал отставать. Мне требуется хорошая акклиматизация, и тогда я себя хорошо чувствую на высоте. В общем, дальнейшее восхождение проходило в муках великих. Ко мне пристроился новичок – баскетболист. Он себя хорошо чувствовал, но ему было тяжело идти – сказывалось отсутствие специальной тренировки. Солнце встало над горизонтом и открылось удивительное зрелище: гора отбрасывала тень от солнца на чистое голубое небо. Тень была огромной, на полнеба. Зрелище незабываемое. Так мы вдвоём медленно, с частыми остановками поднимались вверх. Рядом с нами брели какие-то люди, но я их плохо помню. У меня в рюкзаке была банка сгущёнки и ещё какой-то перекус. Я выложил всё на снег: во-первых, тяжело, во-вторых, не хотелось есть. Мой спутник также не захотел есть эти продукты, и даже сгущёнку. В этой эпопеи хорошо сработали инструктора-сваны. Они себя чувствовали прекрасно и действительно занимались нашими проблемами: кого-то подбадривали, кому-то советовали спускаться, кому-то помогали идти вниз. Молодцы мужики. Пару раз подходили к нам и советовали идти вниз, но мы упорно, не понимаю почему, топали вверх. Так мы поднялись до седловины – там было много людей, и часть уже шла вниз. Они сказали, что на вершины поднялись две группы и все начинают спускаться. Это была победа. Я ничего особенного не чувствовал, меня тошнило, хотелось спать и трудно было двигаться. Дорога вниз была интересней. В некоторых местах люди садились на пятую точку и скользили. Образовались жёлоба. Несколько раз и я воспользовался этим способом. Да, забыл отметить, что погода сжалилась над нами – светило солнце и не было ветра. Я часто садился на снег и отдыхал. Ко мне иногда подходили сваны и, думая что я заснул, торопили меня вниз. Ещё раз хочу им выразить благодарность. Где-то после полудня я добрался до бивуака, большинство товарищей уже вернулось, я выпил чаю и заснул. Так окончилась эта Кабардакиада: ни одного погибшего, ни одного отмороженного. Повезло с погодой, но если бы погода испортилась – даже не могу говорить об этом. Была ли польза от этого мероприятия – я не знаю. Слишком трудная вершина для новичков. Мне вспоминается, как Хергиани в зените своей славы, собрал 50 юношей своего села и повёл их на Ушбу. Это были настоящие горцы, они свободно зашли на Ушбу, а затем Хергиани направил их в Тбилиси в институт физкультуры. Из них получились отличные инструктора. Один парень из этой группе учился со мной в школе инструкторов. Следует отметить, что у сванов количество мастеров спорта на душу населения наибольшее в мире. О таких массовых восхождениях я больше не слышал. Статья Игоря Азарьева https://www.risk.ru/people/igorjazarjev 

Читать дальше

Приключилась со мной однажды такая история...

Дело было в походе. Вечерело, группа должна была скоро вернуться. Я же сидел комендантом лагеря, как это у нас называется. То есть, проводив группу с гидом на треккинг, прибрал походный стол и разбивал лагерь. Расставлял палатки, накачивал матрасы, разводил костер и, в общем, готовил ночевку для группы. Самое главное тут не просчитаться с ужином. Связываясь по рации с гидом нужно рассчитать и приготовить горячий ужин точно к их приходу. Раньше приготовишь, придется греть – уже не то. Не успеешь же вовремя… Очень может быть, что съедят тебя самого голодные туристы. Ну вот и в тот раз, я днем все сделал, прошелся по окрестностям, пофотографировал. Ближе к вечеру развел костер и стал готовить ужин, сверяясь с Тимой по рации. Погода, помню, была отличная, солнце только зашло за ближайший водораздельный хребет и длинные тени, так мешающие фотографу растворились. Я в задумчивости смотрел на костер, как вдруг краем глаза уловил быстрое движение поверх него и немного левее, примерно метрах в пяти от меня. Как будто что-то очень быстрое пронеслось с десяток метров по поляне и исчезло. Не шевелясь и не подавая виду, медленно повел глазами вокруг – ничего подозрительного. Сижу дальше, поворачиваю шампура, но стараюсь уже смотреть периферийным зрением на долину. Держа в виду то место, где, как мне показалось, движение остановилось. И через некоторое время снова уловил стремительное движение. Но так как в этот раз я был готов, то смог уловить и силуэт. Огромная птица. Более того я расслышал и звук разрезаемого крыльями воздуха поверх треска костра. И что все это значит? Чего это хищник летает прям над землей? Да еще и вечером? Пока я додумывал эту мысль, снова, на этот раз прям над головой пронеслось с негромким, но натужным воем разрезаемого крыльями воздуха и снова бесследно исчезло. Вот это да! На меня что ли вздумал поохотиться? Но так не охотятся, так только пугают… Я вскочил и быстро выбежал к центру полянки, чтобы видеть как можно больше неба и осмотрелся. Ничего. И Тишина. Я стоял так несколько минут, стараясь дышать тише и напряженно слушая. Пока вдруг громко, так как была выкручена на всю, не заговорила рация. Тима сообщал, что они уже здесь, за ближайшими деревьями, метрах в пятидесяти. Одновременно с разорвавшей тишину рацией за спиной раздался звук взмаха крыльев, я резко присел и оглянулся – над головой пронеслась тень. Развернулся еще раз и в этот раз наконец во всей красе смог рассмотреть быстро улетающую в начинающее темнеть небо, огромную птицу. Я так и не смог понять, странного поведения крылатого горного хищника. И никому о нем до сегодняшнего дня не рассказывал… 

Читать дальше

Ледники Эльбруса тают в 3 раза быстрее

Ледники Эльбруса тают в 3 раза быстрее, чем раньше Ледники Эльбруса тают в 3 раза быстрее, чем раньшеОбъем ледников Эльбруса за период с 1997 по 2017 гг. уменьшился на 1,5 км3, что составляет 23% от общей величины. Таким образом, темпы сокращения массы ледников Эльбруса возросли в три раза по сравнению с предыдущим периодом 1957-1997 гг. К такому выводу пришли ученые-гляциологи из Института географии РАН. В июне 2019 г. в журнале «Frontiers in Earth Science» была опубликована статья, в которой приводится точная оценка изменения всех 23 ледников Эльбруса за последние 20 лет (с 1997 по 2017 гг.).«Ледниковая система Эльбруса реагирует на современные климатические изменения, - отмечает заведующий отделом гляциологии Института географии РАН Станислав Кутузов. - Признаки сокращения ледяного покрова на кавказском вулкане можно заметить даже невооруженным глазом. Многие из посещающих эту гору туристов отмечают значительное фронтальное сокращение ледников и постоянный, год от года, рост моренных и скальных гряд над поверхностью снега и льда. Столь значительные изменения в масштабе нескольких десятилетий указывают на ускорение деградации ледников Эльбруса, однако не дают никакой точной количественной оценки сокращения массы льда». При этом Эльбрус является крупнейшим ледниковым кластером. Объём ледников составляет 10% от всего льда на Кавказе (~5 км3). Ранее считалось, что из-за больших высот ледники Эльбруса более устойчивы к климатическим изменениям.В июне 2019 г. гляциологи Института географии РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова в журнале «Frontiers in Earth Science» привели точную оценку изменения всех 23 ледников Эльбруса за последние 20 лет (с 1997 по 2017 гг.) на основе многолетних (с 2011 г.) гляциологических исследований на вулкане.Исследование включало:определение изменения площади ледникового покрова;вычисление понижения ледниковой поверхности (построение карты суммарного геодезического баланса массы за 20 лет);вычисления объёма льда на Эльбрусе через измерение его толщины методом радиолокационного зондирования.Для вычисления геодезического баланса массы льда всей ледниковой системы были использованы две цифровые модели рельефа высокой точности – 1997 г. и 2017 гг. Первичное сопоставление выявило значительные неточности в их взаимном совмещении. С помощью математических геоинформационных алгоритмов удалось избавиться от ошибок привязки моделей и их взаимных искажений, совместить две поверхности наиболее точно. Полученная разностная карта отражает понижение поверхности за 20 лет и позволяет вычислить абсолютную потерю объема льда за этот период.В 2013-2014 гг. сотрудниками отдела гляциологии ИГРАН была разработана и применена методика радиолокационных измерений с использованием вертолёта и впервые выполнены измерения толщины всех ледников Эльбруса. Общая протяженность маршрутов полетов над ледниками составила более 300 км. По результатам съёмки были составлены карты толщины льда и подледного рельефа ледников. Средняя толщина ледников составляет 45 м. Максимальная толщина льда (240 м) была измерена на Западном плато Эльбруса.Установлено, что при относительно малом изменении площади ледников (-11%) объем ледников Эльбруса уменьшился на 1,5 км3, что составляет 23% от общей величины. Сокращение массы прослеживается на всех ледниках Эльбруса ниже отметки 4500 м (скалы Пастухова). Понижение поверхности достигает 80 м на языках отдельных ледников при среднем значении 12 м. Небольшие низкорасположенные ледники теряют массу наиболее интенсивно. Ледник Ирикчат потерял за 20 лет 47% объема и может исчезнуть уже в ближайшие десятилетия.Темпы сокращения массы ледников Эльбрус возросли в три раза по сравнению с предыдущим периодом 1957-1997 гг. Такое усиление деградации ледников происходит из-за повышения летней температуры воздуха (0,5–0,7°C за 30 лет), а также за счет увеличения поступающей коротковолновой радиации. Редакция "НР" благодарит пресс-службу Института географии РАН за предоставленные фотографии из эльбрусских экспедиций. Автор всех фото Сара дель Бен [©Sarah DelBen] гляциологи иг ран институт географии ран ледники эльбруса 

Читать дальше